Записи с меткой «Шредингер»

Эрвин Шрёдингер

Эрвин Шрёдингер

Автор: Марианна Стовпюк

Соционик из города Питера. Автор серии публикаций о социотипах известных учёных. Данная статья " очередная в серии.

С каких пор верность научного положения решается
большинством голосов?
(Э. Шрёдингер в письме к М. Борну)

1. Вступление

Эрвин Шрёдингер«Что существует более выдающегося в теоретической физике, чем его первые шесть работ по волновой механике?», " так Макс Борн охарактеризовал серию статей Эрвина Шрёдингера (1887-1961), опубликованную в 1926-1927 годах [11]. Именно в этих работах впервые появились и «уравнение Шрёдингера», и «представление Шрёдингера», и «функция Шрёдингера», которые затем вошли в золотой фонд теоретической физики ХХ века. И в настоящее время просто невозможно представить себе книгу по квантовой механике, где не упоминалось бы это имя.

Но, несмотря на ту роль, которую Шрёдингер сыграл в развитии физики прошлого века, биографическая литература о нём очень скудна: англоязычная книга В.Скотта 1967 и книга на немецком языке Д.Хоффмана " первая биография учёного, переведённая на русский язык [11]. Не считая нескольких статей и упоминаний в книгах о других физиках " это практически всё. Современники не раз просили Шрёдингера написать автобиографию, однако всегда следовал неизменный ответ: «Я не настолько преклоняюсь перед собственной персоной, чтобы браться за своё жизнеописание» [11]. Итак, Шрёдингер оставил соционикам не слишком много информации о себе. Что же, попробуем на основании того, что доступно, сделать предположение о социотипе этого выдающегося мыслителя.

2. Разбор по дихотомиям

Для начала попробуем определиться с дихотомиями.

2.1 Экстраверсия/интроверсия

Во всём, что касается частной жизни Шрёдингера, его привычек, стиля работы довольно легко выявить признаки интроверсии. Виктор Вайскопф, бывший ассистентом Шрёдингера в зимнем семестре 1931,32 учебного года писал: «У меня было очень мало научных контактов со Шрёдингером. Он всегда держался особняком и не любил обсуждать ни свои собственные научные интересы, ни интересы своих ассистентов… Мы касались науки лишь в разговорах о лекциях и практических работах, которые я должен был проверять… Несомненно, Шрёдингер играл в университете роль аутсайдера. Однако он регулярно посещал семинары и коллоквиумы и принимал живое участие в обсуждениях» [11]. Заметим, что подобные факты упоминались разными физиками, например, по свидетельству Макса Борна «в течение всей своей жизни Шрёдингер работал в основном один. Он редко привлекал к работе студентов. Их было несколько в Дублине. Едва ли можно найти публикацию, где у Шрёдингера был соавтор. Ничто ему не было чуждым в большей степени, чем модный ныне «бригадный метод работы» [12]. Такое поведение, конечно, более естественно приписать интроверту. Экстраверт редко бывает настолько необщительным, и даже если работает без соавторов и ассистентов, он обычно охотно обсуждает свои интересы с широким кругом коллег. Интроверты, напротив, более склонны выносить на обсуждение уже продуманный, готовый продукт, оставляя собственную «кухню» либо в тени, либо обсуждая её с довольно ограниченным кругом собеседников, зачастую письменно. В круг постоянных адресатов Шрёдингера входили очень немногие физики, в первую очередь Эйнштейн и Планк.

В 1927 году Шрёдингер перебрался в Берлин и начал преподавать в должности ординарного профессора в Берлинском университете. Показательно его высказывание относительно собственного положения там: «При этом чувствовалось, что на тебе лежит лишь малая доля ответственности, так как всегда можно было скрыться в числе тех, кто превосходил тебя по возрасту и авторитету» [11]. Напомню, именно в эти годы создавалась квантовая механика, и Шрёдингер был в первых рядах её творцов и уж точно одним из неоспоримых авторитетов в этой области! Парадокс? Но вспомним, что согласно наблюдениям А.Аугусты, интроверты стараются отгородиться от чрезмерной ответственности [1]. Эта стратегия поведения наименее энергозатратна [2], а потому позволяет сэкономить силы на более важные с их точки зрения занятия.

Когда сильно выраженный интроверт попадает в среду, где принят экстравертный стиль общения, это может негативно сказаться на его нервной системе. Именно такая ситуация возникла, когда Шрёдингер приехал по приглашению Нильса Бора в Копенгаген, чтобы прочесть несколько лекций. «В противоположность Бору Шрёдингер был теоретиком-анахоретом, работающим всегда в уединении и в одиночестве. В Копенгагене же его лекции вылились в серию дискуссий, а споры, полемический азарт, многолюдство угнетали неврастеничного Шрёдингера, выбивали из колеи… Должно быть, из-за перенапряжения Шрёдингер заболел и по приглашению Бора остался на несколько дней в его доме. Сам Бор почти не отходил от постели Шрёдингера, непрерывно повторяя: «Но, Шрёдингер, вы всё-таки должны согласиться…». Шрёдингер уехал из Копенгагена в подавленном настроении…» [4].

2.2 Интуиция/сенсорика

Для начала давайте посмотрим, как Шрёдингер-школьник распоряжался своим свободным временем: «После занятий в школе ему не требовалось повторять уроки, и он в своё свободное время с большим усердием изучал современные иностранные языки и отдавался чтению. Он глубоко понимал поэзию австрийского классика Франца Грильпарцера, многие из его произведений знал наизусть или видел на представлениях Венского театра, постоянным посетителем которого был» [11]. Сделать отсюда вывод в пользу какого-либо полюса дихотомии было бы слишком преждевременным, отметим пока лишь, что интересы школьника весьма разносторонни. И позднее, уже в зрелые годы Шрёдингера, «многие современники поражались его энциклопедичности: он бегло говорил по-английски, знал французский, испанский, итальянский, владел латынью и древнегреческим, предпочитал читать великие произведения мировой литературы в оригинале и сам писал стихи. Он обладал глубокими познаниями в философии, истории и многих других науках… Интерес Шрёдингера к классике никогда не истощался, он даже написал книгу, посвящённую греческой науке» [11]. Конечно, полиглотом, философом, поэтом, знатоком истории вполне может быть и сенсорик, но совмещать все эти «бесполезные» занятия в виде хобби станет скорее интуит (обычно, хотя и не всегда, о тех или иных навыках сенсорика становится известно благодаря достижениям, которых он с их помощью добился). Именно интуиту в первую очередь необходим постоянный приток новой информации, которой столь богаты все вышеперечисленные области. И если изучение современных языков ещё можно объяснить практической целью, то вряд ли это удастся в случае мёртвых языков: латынь, древнегреческий.

В физике для Шрёдингера тоже были характерны неординарные подходы. Так в начале 20-х годов он «заинтересовался эволюцией человеческого глаза " и это в то время, когда эволюционные идеи ещё были нетипичны для естественных наук, и в частности для физики! …Репутация Шрёдингера как исследователя в области цвета среди его коллег была столь высока, что именно ему поручили написание раздела о зрительном восприятии в одиннадцатом издании классического учебника физики Мюллера-Пуйе. Статья, однако, стала и определённым итогом собственных исследований Шрёдингера, и в своих последующих статьях и докладах он больше не возвращался к этим проблемам» [11]. Здесь мы сталкиваемся с ещё одной особенностью интуита: достигнутое, понятое, разработанное становится для него неинтересным " пора браться за другие задачи.

Интуиция помогает проникнуть в будущее, предсказать наиболее вероятное развитие событий, наиболее перспективные направления исследований. Все эти качества были выражены у Шрёдингера очень сильно. Например, в 1956 году вышла его книга «Расширяющаяся Вселенная», которая содержала ряд результатов для космологической модели де Ситтера, не потерявших своё значение и сейчас. «Интересно, что ещё в 1939 году Шрёдингер указывал, что модель расширяющейся Вселенной (именно, модель де Ситтера) должна предполагать спонтанное рождение материи из «вакуума». Эта гипотеза оказалась в центре исследований в области общей теории относительности лишь в самое последнее время; проницательность Шрёдингера тем более поразительна, что в тот период квантовая теория поля делала лишь самые первые шаги» [11].

Не менее поразительно проявила себя интуиция Шрёдингера и в интересе к биологии, которую тоже можно отнести к его «хобби». В 1943 году Шрёдингер написал книгу «Что такое жизнь? С точки зрения физика», где им был предложен общий и вместе с тем целостный подход к проблеме, занимавшей человеческие умы на протяжении многих лет. Шрёдингер задался вопросом: «Как физика и химия смогут объяснить те явления в пространстве и времени, которые происходят внутри живого организма?» [13]. В своей книге Шрёдингеру удалось дать «одно из первых представлений о термодинамике открытых систем и показать, что в открытых системах могут происходить процессы самоорганизации и самовоспроизведения… Таким образом, столь успешно развиваемая сегодня теория образования структур в биологических системах восходит к идеям, высказанным Шрёдингером ещё в середине сороковых годов» [11].

Наконец, обратимся к манере Шрёдингера одеваться. Поль Дирак вспоминал: «Шрёдингер был чужд условностям в своём образе жизни. Когда он приехал на Сольвеевский конгресс в Брюсселе, он с вокзала пошёл пешком в гостиницу, где остановились делегаты, неся весь свой багаж в рюкзаке, и так походил на бродягу, что пришлось выдержать целый спор с администрацией отеля, прежде чем он получил номер, забронированный для него» [12]. «Среднестатистический» сенсорик обычно внимательнее относится к своему внешнему виду, прекрасно понимая, что «встречают по одёжке». Для интуита это не всегда очевидно, да и порой так утомительно следить за своим внешним видом!

Жилище Шрёдингера " это тоже скорее жилище интуита, где всё подчинено его интересам: «Кабинет в доме Шрёдингера был обставлен очень просто, иногда напоминая студию художника. Шрёдингер любил заниматься лепкой…» [11].

2.3 Логика/этика

Вот как Эрвин Шрёдингер охарактеризовал самого себя в период обучения в венской Академической гимназии: «Я был хорошим учеником и одинаково относился ко всем предметам: любил математику и физику, но также строгую логику старых грамматик; я только ненавидел зубрёжку «случайных» исторических и биографических дат и событий. Я любил немецких поэтов, особенно драматургов, но испытывал чувство отвращения к школьным разборам их произведений» [11]. Фраза характеризует скорее логика, чем этика, так как ученику очевидно легче работать с информацией, которую можно логически структурировать, чем со случайными, не поддающимися упорядочиванию объектами. Что касается нелюбви к разбору художественных произведений, то это тоже более характерно для логика. Драматургия, поэзия предполагает в той или иной степени воздействие на этические функции, которые у логика слабые и «близкодействующие», что называется «для себя». Очевидно, у Шрёдингера было собственное отношение к поэзии, поэтому слушать, как её «полагается» воспринимать было для него неприемлемо.

Умение выводить какие-либо новые положения из общих принципов " тоже качество логика, тем более (см. предыдущий подраздел), интуитивного логика. При написании книги «Что такое жизнь?» ещё не был известен ни вид генной молекулы, ни её состав (для этого потребовались десятилетия экспериментальных и теоретических исследований), но основной принцип хранения генетической информации, на который впоследствии ориентировались все эти исследования, был Шрёдингером ясно и ёмко сформулирован и физически обоснован: «Хорошо упорядоченная ассоциация атомов, наделённая достаточной устойчивостью для длительного сохранения своей упорядоченности, представляется единственно мыслимой материальной структурой, в которой разнообразие возможных («изомерных») комбинаций достаточно велико, чтобы заключать в себе сложную систему «детерминаций» в пределах минимального пространства» [11, 13].

Заметим, что при выдвижении Шрёдингера на должность профессора Берлинского университета (ноябрь 1926) важными доводами в его пользу были названы не только его выдающиеся научные достижения, но и его умение «ясно и доходчиво читать лекции» [11]. Вообще, хорошим лектором может быть и этик, но там, где требуется подавать информацию структурировано и логически обоснованно всё же больше востребованы качества логика.

Воздействовать на чувства окружающих интровертному логику нелегко, да и чаще всего он к этому не стремится. Демонстративные поступки " не его стихия. Напротив, этик, даже интровертный, вполне способен к такой демонстративности. В качестве примера можно сравнить поведение интроверта-этика А.И. Солженицына (ЭИИ [10]), превратившего своё возвращение на родину в долгоиграющее шоу " поездку через всю страну, и интроверта-логика И.А. Бродского (ИЛИ [9]), всячески откладывавшего свой приезд в Россию по причине отвращения к патетическим действам. После прихода к власти Гитлера «истинный ариец», но антифашист по убеждениям Шрёдингер принял решение покинуть Германию. Сделал он это «под предлогом творческого отпуска " совсем не так, как Джеймс Франк, чей демонстративный отъезд из Гёттингена вылился в антифашистскую манифестацию» [11].

Обратимся теперь к одному из публичных докладов Шрёдингера 1952 г.: «Широко распространено учёное мнение, что объективную картину мира, как её понимали прежде, вообще получить невозможно. Только оптимисты среди нас (к которым я причисляю и себя) считают, что это " философская экзальтация, признак малодушия перед лицом кризиса» [11]. Конечно, не всякий логик станет ратовать за «объективную картину мира», но, пожалуй, этику более свойственно усомниться в самой возможности её создания, поскольку для него, сколько людей " столько и «картин мира». Если всё же этик усвоит некую картину мира, то обычно он относится к ней трепетно " «лучше в ней ничего не ломать и не сомневаться», поскольку так сильна опасность её раздробления по числу людей, её изучающих. Логик же не боится сомневаться даже в собственной картине мира.

Стремление объяснить всё с помощью общих принципов " характерная черта логика: «Шредингер, как ни один учёный нашего столетия, не одобрял современного дробления науки на отдельные дисциплины. Например, он пытался распространить это единство на науку и религию, а также на область человеческого мышления и человеческого общества. Характерна его попытка дать естественнонаучное обоснование этики путём переноса закономерностей биологической эволюции на человеческое общество» [11]. Что же, выводить этические принципы логическим путём " в этом запутался не один логик. Ни Канту, ни даже Сократу это, как известно, не удалось " созданные ими принципы так и остались книжной, неживой этикой.

2.4 Рациональность/иррациональность

В пользу рациональности психотипа Шрёдингера говорит много фактов: умение равномерно, упорно и целенаправленно работать, которое проявилось ещё в школьные годы и укрепилось в студенческие; размеренность и упорядоченность его жизни, а также стремление избежать событий, способных перевернуть её привычный ход [11]. Поищем и другие примеры.

Уже в 50-х годах Шрёдингер вспоминал: «К современной теории атома я приближался очень медленно. Её внутренние противоречия звучат как пронзительные диссонансы по сравнению с чистой, неумолимо ясной последовательностью мысли Больцмана… Было время, когда я прямо-таки готов был обратиться в бегство, однако, побуждаемый Экснером и Кольраушем, нашёл спасение в учении о свете!» [11]. Сложившееся к 20-м годам ХХ века мировоззрение Шрёдингера не позволяло ему принимать копенгагенскую трактовку квантовой механики, проще было «убежать» в другую область физики. В 1926 году Шрёдингер (и независимо от него Вольфганг Паули) показал полную математическую эквивалентность двух столь различных на первый взгляд теорий: матричной и волновой механики. По мнению Шредингера, это означало, что «квантовая механика естественно примыкает к классической», что дало ему повод с удовольствием констатировать «человеческий подход ко всем этим вещам» [11]. Слишком рано, как выяснилось, " спор ещё только начинался. «Известный своим остроумием Вольфганг Паули окрестил взгляды Шрёдингера «цюрихской ересью», хотя, как и другие критики, признавал, что в физико-математическом отношении работы Шрёдингера относятся к «важнейшим трудам, появившимся в последнее время» [11]. Одно из отличий рационалов от иррационалов, согласно соционике, состоит в том, что первые сильнее привержены своим суждениям, вторые же более гибки, быстрее откликаются на изменение ситуации. Но было бы слишком упрощённым объяснять взгляды физиков " участников тех споров рациональностью или иррациональностью их социотипов. Да и легко привести обратные примеры: иррационал Эйнштейн (ИЛЭ [5, 10]) тоже не принял копенгагенской трактовки, а рационалы Дирак [8], Ферми [7], Ландау [6, 10] " принимали и даже способствовали развитию.

Но интересно другое, Шрёдингер пытался отстаивать свою позицию, исходя именно из философских представлений, которые и являлись для него единственным «авторитетом». Подобные убеждения, перед которыми вполне естественно смотрится приставка «пред-», обычно характеризуют рационалов. М. Борн вспоминал: «Шрёдингер опубликовал… в журнале Британского общества философии естествознания большую статью в двух частях под названием «Существуют ли квантовые скачки?». В ней он, опираясь на широкую философскую основу, защищал свои идеи и резко нападал на инакомыслящих» [11]. Причины всех проблем Шрёдингер искал в ошибках древних философов. Отсюда следовал «естественный» для рационала вывод: надо вернуться назад в «точку ошибки» и начать заново «разматывать клубок». Вот отрывок из статьи Шрёдингера: «Современный кризис фундаментальных наук указывает на то, что их основные положения нуждаются в глубоком пересмотре. Это также должно служить для нас стимулом, чтобы обратиться к серьёзному изучению идейного наследия Древней Греции. Мы не только можем надеяться… отыскать утерянные крупицы мудрости, но и попытаемся обнаружить давние заблуждения у самого их источника, где их легче распознать. Искренне попытавшись поставить себя на интеллектуальный уровень античных мудрецов, которые были намного меньше нас искушены в понимании истинных законов природы, но нередко были и более свободны от предрассудков, мы бы могли обогатить себя свойственной им непосредственностью мышления и благодаря этому, вооружившись нашим сегодняшним знанием, избавиться от тех ошибок, которые по сей день мешают нам» [11]. Здесь опять проявляется суждение рационала и интроверта " экстраверту не настолько интересно по десять раз перетолковывать «непонятую мудрость древних», он скорее будет искать новые факты.

3. Проверка по блокам модели А

Итак, выше мы получили следующие юнговские признаки социотипа Шрёдингера: интроверсия, интуиция, логика и рациональность, что в сумме даёт нам социотип " ЛИИ («Аналитик», или «Декарт»). Перейдём теперь к описанию социотипа в терминах блоков модели А.

3.1 Блок ЭГО (Эрвин ШрёдингерЭрвин Шрёдингер)

Эрвин ШрёдингерВоспользуемся описанием установки блока ЭГО «Аналитика» из [10]: «В основе всего происходящего лежат определённые закономерности, которые необходимо открыть (Эрвин Шрёдингер " программная функция), для этого следует как можно глубже вникнуть в суть явлений и процессов (Эрвин Шрёдингер " реализация программы)». Сравним эту фразу с высказыванием самого Шрёдингера: «Конечно, результаты пусть и очень многих экспериментальных исследований " это лишь исходный материал, сам по себе не дающий физической картины мира. Мы чувствуем настоятельную потребность мысленно обобщить и обогатить то, что мы непосредственно наблюдаем, дать наблюдаемому такое содержательное представление, которое было бы способно не только вобрать в себя существующие сегодня результаты измерений, но и предсказать все будущие, вообще все мыслимые опыты. Так постепенно возникает картина мира, которая устраивает нас постольку, поскольку она верно предсказывает результаты наших будущих опытов» [11]. Здесь очень явно проступает наклонность «Аналитика» создавать всеобъёмлющие концепции, как и в другом высказывании Шрёдингера: «Та теоретическая наука, которая не признаёт, что её построения, актуальнейшие и важнейшие, служат в итоге для включения в концепции, предназначенные для надёжного усвоения образованной прослойкой общества и превращения в органическую часть общей картины мира, теоретическая наука, повторяю, представители которой внушают друг другу идеи на языке, в лучшем случае понятном лишь малой группе близких попутчиков, такая наука непременно оторвётся от остальной человеческой культуры…» [11]. Как видно, оба высказывания очень хорошо описывают философию рассматриваемого социотипа. Здесь важно отметить, что если ЛИИ («Аналитик») в результате анализа, тщательных поисков и придирчивых проверок нашёл «свою» концепцию, то переубедить его будет очень трудно, если вообще возможно.

Независимость социотипа «Аналитик» выражена очень ярко, даже если его взгляды идут вразрез с «общепринятыми», он будет упорно и последовательно их отстаивать, несмотря на самую авторитетную оппозицию. Для того чтобы сохранить свою свободу образа мыслей и высказываний, «Аналитик» порой избегает примыкать к каким-либо группам, ведь в этом случае придётся нести ответственность и за чужие взгляды и, «боже упаси!», разделять их. И действительно, «принадлежность Шрёдингера к тому или иному течению физики было бы очень трудно определить. Работая в Цюрихе, он находился довольно далеко от тогдашних центров атомной физики (Копенгаген, Геттинген, Мюнхен), да и с их лидерами (Нильсом Бором, Максом Борном, Арнольдом Зоммерфельдом) он не поддерживал личных контактов. К тому же независимая натура Шрёдингера не позволяла ему в своих исследованиях примыкать к той или иной «доктрине» [11].

Таким образом, Шрёдингер смог остаться в стороне от генеральных линий и программ физических центров того времени, что он не преминул подчеркнуть при вручении ему в 1933 году Нобелевской премии: «В моих научных работах, как и вообще в жизни, я никогда не придерживался какой-либо генеральной линии, не следовал руководящей программе, рассчитанной на длительные сроки. Хотя я очень плохо умею работать в коллективе, в том числе, к сожалению, с учениками, тем не менее, моя работа никогда не была совершенно самостоятельной, поскольку мой интерес к какому-либо вопросу всегда зависел от интереса, проявляемого к этому же вопросу другими. Я редко говорю первое слово, но часто второе, так как побудительным фактом для него обычно оказывается желание возразить или исправить…» [11]. «Аналитик», в отличие от «Искателя» (Эрвин ШрёдингерЭрвин Шрёдингер), не стремится активно кого-то вдохновить или направить, показывая возможные перспективы. Даже если ему удаётся стать зачинателем школы, то обучение строится скорее по принципу «смотри, как делаю я, и делай так же», в то время как школе экстравертного и иррационального «Искателя» скорее можно приписать принцип: «делай не так, как я делаю, а как я говорю " надо делать». В каждой шутке есть доля шутки…

Шрёдингер оказал огромное влияние на своих современников, как физиков, так и биологов, в первую очередь благодаря своим письменным работам, чем личному общению. Так произошло, например, с книгой «Что такое жизнь?». «Несмотря на довольно поверхностное представление о биологии " Шрёдингер ни в коем случае не был специалистом в этой области, и в его книге не были отражены последние достижения науки о живом, " он сумел поставить вопросы на таком уровне общности, что перед любым заинтересованным исследователем открывался весь спектр важнейших задач биологии. Достаточно вспомнить, что для одного из первооткрывателей структуры ДНК, Фрэнсиса Крика, эта книга послужила толчком, чтобы отойти от занятий физикой и увлечься вопросами молекулярной биологии» [11].

Вторая половина жизни Шрёдингера была посвящена созданию единой теории поля. Его коллега по Дублинскому Институту высших исследований Дж.Синг вспоминал: «Хотя он (Шрёдингер) очень связно излагал свою единую теорию поля, я не обманывался на этот счёт, вероятно, потому, что теория, насколько я видел, была чисто формальной и лишённой геометрического содержания. Он вполне откровенно говорил о недостатках своей теории и через некоторое время отказался от неё. Он был человеком, который хотел охватить всё, и я подозреваю, что в соревновании с Эйнштейном он вряд ли стремился к получению каких-либо иных результатов в единой теории поля, кроме сложных формул, которые были интересны сами по себе» [11]. Здесь опять проявляется отличие ЛИИ от ИЛЭ " несмотря на общие функции в блоках ЭГО (Эрвин ШрёдингерЭрвин Шрёдингер и, соответственно), их обратный порядок обуславливает приоритеты. Так Эйнштейн (ИЛЭ), в отличие от Шрёдингера считал, что «с помощью математики можно доказать всё, что угодно» [7], а потому не придавал большого значения подобным «играм», которые чаще оставлял ассистентам.

Напротив, если у людей совпадают функций в блоках ЭГО, то есть, согласно соционике они являются тождественными типами, то зачастую их отношения характеризуется высокой способностью к пониманию взглядов, мыслей, мотивов друг друга. И действительно, другой «Аналитик», современник Шрёдингера Поль Дирак вспоминал: «Из всех знакомых Шрёдингер был, наверное, больше других похож на меня. Обнаружилось, что с Шрёдингером я соглашался гораздо легче, чем с кем-нибудь другим. Дело, наверное, было в том, что мы оба очень ценили математическую красоту и воплощение этой красоты в нашей работе. Для нас была символом веры математическая красота всех уравнений, описывающих фундаментальные законы Природы» [3].

Но, несмотря на различие по двум юнговским признакам, отношения с зеркальным типом также могут быть очень плодотворны, особенно если один своей программной функцией стимулирует активность творческой функции другого. Подтверждение этому можно найти в письме Шрёдингера к Эйнштейну: «Впрочем, всё это дело [здесь имеется в виду уравнение Шрёдингера и другие его работы по квантовой механике] не возникло бы ни теперь, ни когда-либо позже (я имею в виду своё участие), если бы Вы в Вашей второй статье о квантовой теории газов не щёлкнули меня по носу, указав на важность идей де Бройля!» [11].

3.2 Блок ИД (Эрвин ШрёдингерЭрвин Шрёдингер)

Рассматриваемый здесь блок «Аналитика» состоит из «игнорирующей» («контролирующей», скорее сдерживающей чужие ошибки, чем принимающей самостоятельные решения) деловой логики (Эрвин Шрёдингер) и «демонстрационной» интуиции времени (Эрвин Шрёдингер). Например, в случае Шрёдингера игнорирование Эрвин Шрёдингер проявлялось в том, что если какая-либо теория не вызывала доверия у его программной функции ", то уже никакой практический успех методик, построенных в её рамках, этого отношения изменить не мог. Вот как Шрёдингер высказывался о зарождающейся квантовой теории в 1917 году: «В квантовой теории вообще есть нечто отпугивающее, и она завоевала признание лишь благодаря исключительным успехам, которых она добивалась почти что каждодневно во всех областях физики» [11]. И хотя уже в то время Шрёдингер «был хорошо знаком с квантовой теорией Планка, он в своих исследованиях вовсе не использовал идеи квантовой физики или применял их с большой осторожностью. В 1921 г. Шрёдингер предложил модель «электронных проникающих орбит» в рамках атомной теории Бора-Зоммерфельда. Однако Шрёдингер не испытывал большой тяги к подобным «прагматическим» изысканиям, и продолжения этих работ не последовало» [11]. Дело в том, что для Шрёдингера «решение конкретной научной задачи представляло ценность лишь как этап в постижении человеком всеобъемлющих взаимосвязей» [11], просто «практические» результаты его не только не привлекали, но, как видим, даже «отпугивали».

Несколькими годами позже такое же настороженное отношение постигло и квантовую механику, поскольку «Шрёдингера не удовлетворяла ни логическая структура теории Бора, ни возможность решения на основе теории де Бройля практических задач атомной физики… Он считал, что от идеи частиц и квантовых скачков следует отказаться. «Я не могу себе представить, " говорил он, что электрон прыгает, как блоха!» И никто потом не смог Шрёдингера переубедить» [4].

Эта особенность Шрёдингера, по-видимому, связанная с социотипом, послужила одной из причин его «самоизоляции». В.Гайтлер так охарактеризовал взгляды Шрёдингера: «Весьма существенно, что он отошёл от главной линии, по которой пошло большинство молодых физиков-теоретиков, сконцентрировавших свои усилия на работе по релятивистской теории квантовых полей и теории элементарных частиц. Я думаю, это объясняется, прежде всего, тем, что, по его мнению, обычная квантовая механика не была ещё завершена. Он всё ещё не хотел принимать статистическую интерпретацию, как окончательную трактовку квантовой механики, а потому и не видел ни малейшей пользы в том, чтобы развивать её дальше» [12].

Кратко коснёмся вопроса о демонстративной функции Эрвин Шрёдингер. Эта функция у «Аналитика» проявляется в его умении планировать время, не тратить его понапрасну, в пунктуальности, наконец. Будучи рациональным типом, «Аналитик» старается не запускать дела до авралов, а заранее рассчитать, что какого времени потребует. Как уже упоминалось выше, в подразделе про рациональность социотипа Шрёдингера, всеми этими качествами он обладал в полной мере.

3.3 Блок СУПЕРЭГО (Эрвин ШрёдингерЭрвин Шрёдингер)

Ролевая этика отношений (Эрвин Шрёдингер) проявлялась у Шрёдингера в интересе к этическим проблемам, решение которых он, как мы видели выше, искал в области естественных наук. Слабость этой функции проступает в её «теоретичности», отрыве от действительности. Да и необщительность Шрёдингера " тоже признак слабой Эрвин Шрёдингер. Логику трудно налаживать отношения на «пустом месте», не имея в качестве повода конкретное дело. Но даже если повод есть, «Декарт», как правило, кратко по нему высказывается и уходит, не желая быть втянутым в длительную полемику. Как писал о себе Шрёдингер Максу Борну: «Ты знаешь выражение, применяемое в английской палате общин: «Мне нечего добавить к уже сказанному мною» [12].

Вообще, в личной переписке Шрёдингер избегал нагружать адресатов собственными проблемами. Если же ему всё-таки приходилось излагать какие-то нерадостные факты о себе лично, он тут же, как будто, считал нужным извиниться и настроить читающего на позитивный лад. Так, например, в июле 1939 года он писал Эйнштейну: «Жаль, что пришлось заполнить это письмо многими личными делами, писать о таких вещах ужасно трудно. Если это письмо застанет тебя в твоей парусной лодке, то желаю тебе хорошего отдыха и удовольствия. Я сам на этом приятном бельгийском берегу в компании по-детски весёлых людей чувствую себя необыкновенно хорошо. Если бы только можно было быть легкомысленным и меньше думать о том, что может произойти» [12].

Болевая функция «Аналитика» " волевая сенсорика (Эрвин Шрёдингер). Как правило, он плохо переносит волевое давление на себя, вообще силовые методы в решении проблем его отвращают. Сам оказывать волевое давление на других считает безнравственным. Здесь необходимо сделать примечание. По болевой функции человек, как правило, очень неумело дозирует свои действия. Если ситуация складывается так, что ролевая функция требует помощи болевой, но человек может «наломать дров». Например, ролевая функция «Декарта» может призывать к «абстрактной справедливости», что в сумме с неумелыми действиями по Эрвин Шрёдингер приводит к появлению таких политических деятелей, как Максимилиан Робеспьер или Феликс Дзержинский, оба " ЛИИ [1].

Болевая Эрвин Шрёдингер проявляется и в том, что «Аналитику» претит выставлять себя героем, приписывать себе какие-то подвиги или приукрашивать их. Даже если эти подвиги есть, лучше, чтобы это заметили другие без его помощи. Шрёдингеру пришлось служить в армии во время Первой мировой войны, однако рассказы его о событиях того времени были скупы " по его выражению, война не принесла ему «ни ран, ни болезней, ни особых наград» [11].

Необходимость как-то распоряжаться материальными ресурсами для того, чтобы сносно существовать " тоже выматывающий момент для человека с болевой Эрвин Шрёдингер. Ситуация усугубляется тем, что бытовые проблемы могут мешать ЛИИ работать даже по программному блоку. Спустя несколько лет после войны, летом 1921 года, Шрёдингер перебрался в Цюрих. «Он был счастлив, что нашёл, наконец, на длительное время работу и дом. Из письма к Вольфгангу Паули: «Я так вымотался " и заметил я это только сейчас, " что уже не мог разумно мыслить. Виной тому в немалой степени были многочисленные переезды, необходимость постоянно думать о своей судьбе, сношения с министерствами и т.п., что не оставляло мне возможностей для творчества. Теперь всё это, наконец, закончилось надолго» [11]. Те же мысли Шрёдингер высказывал в письмах к Паули и год спустя: «Даже мысль о возвращении в Германию пугает меня. Чтобы работать, нужно быть свободным от забот, а это невозможно, когда цены на масло или квартирная плата зависят от валютного курса» [11].

Когда Гитлер пришёл к власти, Шрёдингер считался приемником Макса Планка в Берлинском университете. Он вовсе не был обязан покидать эту должность, но «фашистская идеология и основанный на ней режим были настолько враждебны по отношению ко всему, что ценил Шрёдингер, что он не мог и не хотел оставаться политически нейтральным. Сам он на вопросы о причинах своего отъезда из Берлина давал обычно стандартный ответ: «Я терпеть не могу, когда меня донимают политикой» [11]. Хотя Шрёдингеру в ту пору было уже за 40, а вовсе не легко в таком возрасте эмигрировать и жить на чужбине, по словам М.Борна, «он не хотел и слышать о том, чтобы остаться. Он уехал, потому что его не оставляли в покое, и от него требовали, чтобы он занимался политикой. Он в очень редких случаях и неохотно делал это и позже, когда его собственная наука трагическим образом оказалось втянутой в большую политику» [12].

3.4 Блок СУПЕРИД (Эрвин ШрёдингерЭрвин Шрёдингер)

Суггестивная функция «Аналитика» " этика эмоций (Эрвин Шрёдингер). Собственные эмоции для него " загадка, для того, чтобы они проявились, «Аналитика» сначала нужно ими «накачать». Шрёдингер с юности проявлял большой интерес к драматургии, очень любил театр, а ведь театр " во многом творчество именно по Эрвин Шрёдингер.

Интересно также рукописное посвящение, которым Шрёдингер сопроводил оттиск своей работы по атмосферному электричеству, преподнесённый невесте по случаю помолвки (подарок, достойный логика!): «Дополнение от 1 октября 1919 г. Как я теперь установил, тогда в Зеегаме, помимо радия А, В и С, в воздухе присутствовало и нечто совершенно иное, чего мой электрометр, однако, не зарегистрировал. Заслуга в этом открытии принадлежит полностью фрейлин Бертель из Зальцбурга, которая обратила внимание автора на указанное явление… Совместное сообщение вышеупомянутой первооткрывательницы и автора будет вскоре опубликовано отдельно». «Совместное сообщение» увидело свет 6 апреля 1920 г. в форме брачного свидетельства [11]. Рискну предположить, что за словами «обратила внимание автора на указанное явление» кроется именно суггестия по Эрвин Шрёдингер.

Если в окружении «Декарта» присутствуют экстравертные этики, то общение с ними зачастую сказывается на его состоянии весьма благотворно, а потеря таких контактов, даже временная, сразу становится заметной. После эмиграции из Германии в Англию Шрёдингер на некоторое время остановился в Оксфорде. Однако эмоциональная атмосфера старого университета не пришлась ему по вкусу. Несмотря на то, что «его в Оксфорде высоко чтили, но он так и не смог привыкнуть к исключительно мужскому обществу колледжа. Ему недоставало женского общества; а женщин в колледже не было. Многократно он почти с болью говорил мне [вспоминает М.Борн], что ему становилось не по себе, когда сосед по столу, которому он с шрёдингеровской откровенностью высказывал своё мнение, принимал важный вид, почти как какой-нибудь бывший премьер-министр» [12].

Активационная сенсорика ощущений (Эрвин Шрёдингер) также относится к слабым функциям «Аналитика». Помощь здесь приветствуется, так как постоянно заботится о себе, своём самочувствии и быте для этого социотипа утомительно " его внимание занято, как правило, совсем другим. Неверно, однако, думать, что «Декарт» вовсе не способен к работе руками. Более того, если эта работа помогает ему понять что-то новое, он с интересом за неё возьмётся и может даже достигнуть определённого успеха. Так, после защиты диссертации молодой Шрёдингер остался работать в Венском университет в качестве ассистента физического практикума. К тому времени он уже понял, что его более всего привлекают теоретические изыскания, однако он не рассматривал эту свою работу там как нечто второстепенное. Как он писал позднее, она позволила ему «своими глазами увидеть, что такое измерение физических величин» [11]. Самооценка Шрёдингером собственных успехов на этом поприще, как обычно, довольно скромна: «Мы только постигали, что такое эксперимент, так и не поняв этого до конца» [11]. Тем не менее, за экспериментальное «исследование атмосферного электричества, проведённые им летом 1913 г. в Зеегаме, он был удостоен премии Гайтингера, учреждённой Австрийской академией наук» [11]. Впрочем, вскоре Шрёдингер все же оставил эксперимент, чтобы посвятить себя теории.

4. Общее заключение о типе.

Итак, дихотомический и функциональный анализ помог нам сделать предположение о типе Шрёдингера и подтвердить его. В заключение остановимся на некоторых особенностях, которыми характеризуется социотип «Аналитик».

Как интроверт и логик «Аналитик» довольно осторожен в своих высказываниях и, тем более, заключениях. Если у него появляются какие-либо сомнения, он способен отказаться даже от весьма перспективных идей. Приведём в качестве примера один такой случай со слов П.А.М.Дирака. «Когда вы читаете работы Шрёдингера, вас может удивить одно обстоятельство. Шрёдингер пришёл к квантовой механике через волновое уравнение де Бройля, которое было релятивистским. Шрёдингер находился под большим впечатлением красоты теории относительности, и возникает вопрос, почему так случилось, что работа Шрёдингера, где он вводит волновое уравнение, написана в нерелятивистском духе. Здесь кроется какое-то противоречие. Много лет спустя он [Шрёдингер] рассказал мне, что работал тогда в релятивистском подходе, навеянном работами де Бройля, и, вводя электромагнитные потенциалы, пришёл к релятивистскому волновому уравнению, которое оказалось обобщением уравнения де Бройля. Первый его порыв был посмотреть, что получится, если с помощью этого уравнения рассчитать уровни атома водорода. Произведя расчёты, Шрёдингер обнаружил, что результаты не согласуются с опытом. Причиной того, что первоначальное релятивистское уравнение Шрёдингера не согласовывалось с экспериментом, был, конечно, неучтённый спин электрона. Мысль о том, что у электрона есть спин, была тогда совершенно новой, и Шрёдингер мог о ней даже не слышать, а в то время у него не хватало смелости публиковать уравнение, которое давало результат, наверняка противоречащий эксперименту. Впоследствии Клейн и Гордон воскресили релятивистское уравнение Шрёдингера и опубликовали его. С тех пор оно называется уравнением Клейна-Гордона и используется для описания заряженной релятивистской частицы, спин которой равен нулю. Подобной заряженной частицы тогда не знали, но у Клейна и Гордона хватило смелости опубликовать уравнение, не имеющее никакого отношения к экспериментальным результатам, а у Шрёдингера этой смелости не было» [3]. Вот так, если бы не высочайшая требовательность к своим результатам, Шрёдингер мог бы стать первооткрывателем ещё одного фундаментального уравнения физики.

Нелюбовь «Аналитика» к официозу, стремление к простоте хорошо видны из отрывка речи, произнесённой Шрёдингером при вручении ему Нобелевской премии: «Перед блеском этого дня лауреаты могут лишь скромно потупить взор и сказать себе, что они стоят здесь не как отдельные личности, но как носители огромного, охватывающего весь мир стремления к истине, которому воздаётся сейчас честь. Я надеюсь очень скоро вернуться сюда " и ещё не раз, " но не на торжества в украшенных флагами залах и не с парадным костюмом в чемодане, а с лыжами на плече и рюкзаком за спиной» [11].

Наконец, вслед за авторами [4] хочется повторить одну фразу, которая может послужить характеристикой многим «Аналитикам», чья заслуга состоит не столько в создании школы, сколько в развитии новых теорий и идей: «Хотя у Шрёдингера не было последователей, ему, тем не менее, удалось выполнить важнейшую миссию в развитии науки».

5. Литература

1. Аугустинавичюте А. Соционика. Введение. " СПб. Terra Fantastica, 1998. " 444 с.
2. Гуленко В.В., Тыщенко В.П. Юнг в школе. " Новосибирск, изд-во НГУ, 1997. " 270 с.
3. Дирак П.А.М. Воспоминания о необычайной эпохе. " М., Наука, 1990. " 208 с.
4. Кляус Е.М., Франкфурт У.И., Френк А.М. Нильс Бор " М. Наука. 1977. " 384 с.
5. Стовпюк М.Ф. Бор и Эйнштейн: ТИМы и внетипные различия // «Соционика, ментология и психология личности, 2002, № 2.
6. Стовпюк М.Ф. Лев Ландау: физик-теоретик и автор "теории счастья" // «Соционика, психология и межличностные отношения», 2003, № 1
7. Стовпюк М.Ф. Попытка определения соционического типа Энрико Ферми. // «Соционика, ментология и психология личности, 2001, № 3.
8. Стовпюк М.Ф. "Физические законы должны обладать математической красотой". или Соционический тип Поля Дирака // «Соционика, ментология и психология личности, 2001, № 5.
9. Стовпюк М.Ф., Лытoв Д.А. Иосиф Бродский: попытка аналитического подхода // «Соционика, ментология и психология личности, 2002, № 4.
10. Филатова Е.С. Искусство понимать себя и окружающих. " СПБ., «Дельта», 1999. " 368 с., ил.
11. Хоффман Д. Эрвин Шрёдингер. " М., Мир, 1987.
12. Шрёдингер Э. Новые пути в физике. " М., Наука, 1971. " 428 с.
13. Шрёдингер Э. Что такое жизнь? С точки зрения физика. " Ижевск, ред. Журнала «Регулярная и хаотическая динамика», 1999. " 96 с.

Рубрики
Позняки, Харьковский - ремонт бытовой техники в Киеве на левом берегу.; Купить кий для бильярда, купить бильярдный стол , офисные кресла цена;Советую покупать диплом магистра с доставкой по Москве.